Strict Standards: Only variables should be passed by reference in /var/www/spimash_new/data/www/spimash.ru/engine/modules/functions.php on line 805 Strict Standards: Only variables should be passed by reference in /var/www/spimash_new/data/www/spimash.ru/engine/modules/functions.php on line 806 Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /var/www/spimash_new/data/www/spimash.ru/engine/classes/mysqli.class.php on line 150 Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /var/www/spimash_new/data/www/spimash.ru/engine/classes/mysqli.class.php on line 150 Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /var/www/spimash_new/data/www/spimash.ru/engine/classes/mysqli.class.php on line 150 Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /var/www/spimash_new/data/www/spimash.ru/engine/classes/mysqli.class.php on line 150 Strict Standards: Only variables should be passed by reference in /var/www/spimash_new/data/www/spimash.ru/index.php on line 98 Антимонопольное регулирование (курсовая)
.: Навигация

.: Кафедры
  • Машины и технология литейного производства
  • Машины и технология обработки металлов давлением
  • Химии
  • Технологии металлов и металловедения
  • Электротехники, вычислительной техники и автоматизации
  • Теоретической механики
  • Теории механизмов и машин
  • Кафедра технологии машиностроения
  • Сопротивление материалов и теории упругости
  • Триботехника
  • Турбиностроение и средства автоматики
  • Высшей математики
  • Менеджмента
  • Экономики и предпринимательства
  • Истории и общей экономической теории
  • Философии
  • Безопасности жизнедеятельности и промышленной экологии

    .: Авторизация
    Логин
    Пароль
     
    .: Голосование

    Корочка нужна
    Без образования никуда
    От армии кошу



    .: Самые читаемые
    » Культура России 18 века
    » Курсовая работа по ТАУ - 4 курс
    » Реферат по истории "Культура 18 века России"
    » Реферат по истории "Первая мировая война 1914-1918 года" - 1 курс
    » Реферат по экологии "Общие экологические проблемы городов мира."
    » Роль знаний в жизни индивида
    » Курсовой проект по "Детали машин" - 4 курс
    » Пример отчета по практике
    » Общая химия. Основные классы неорганических соединений.
    » Шпоргалка по истории "все основные даты" - 1 курс
    » Курсовая работа по "ПРОЕКТИРОВАНИЕ И РАСЧЁТ НАДЁЖНОСТИ ТИРИСТОРНОГО ПРЕОБРАЗОВАТЕЛЯ"
    » Основные законы химии
    » КУРСОВАЯ РАБОТА: Кадровые стратегии организации
    » Как правильно самому написать реферат
    » МЕХАНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И РЕЖИМЫ РАБОТЫ ТРЕХФАЗНЫХ АСИНХРОННЫХ ДВИГАТЕЛЕЙ
    » Исторические даты. История за 1 курс.
    » Курсовая работа по "Токарные и токарно-винторезные станки"
    » Химическая кинетика и равновесие.
    » Курсовой проект по надежности "НАДЕЖНОСТЬ СИСТЕМ АВТОМАТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ"
    » Шпоргалки по истории
    » ТСА Лекция. Технические средства систем автоматизации
    » Все уроки по английскому языку ( юниты unit )
    » Курсовой проект - Автоматизированный электропривод
    » Химия. Таблица кислот.
    » Конспект история техники. Весь констпект.

    .: Спонсоры проекта


    .: Архив
    Июль 2011 (1)
    Январь 2010 (1)
    Декабрь 2009 (1)
    Июль 2009 (45)
    Июнь 2009 (38)
    Май 2009 (41)
    Апрель 2009 (42)
    Март 2009 (40)
    Февраль 2009 (41)
    Январь 2009 (47)
    Декабрь 2008 (47)
    Ноябрь 2008 (48)
    Октябрь 2008 (42)
    Сентябрь 2008 (45)
    Август 2008 (45)
    Июль 2008 (44)
    Июнь 2008 (44)
    Май 2008 (48)
    Апрель 2008 (47)
    Март 2008 (47)
    Февраль 2008 (47)
    Январь 2008 (45)
    Декабрь 2007 (41)
    Ноябрь 2007 (51)
    Октябрь 2007 (47)
    Сентябрь 2007 (39)
    Август 2007 (49)
    Июль 2007 (44)
    Июнь 2007 (41)
    Май 2007 (42)
    Апрель 2007 (35)
    Март 2007 (37)
    Февраль 2007 (31)
  •  

    Поиск по сайту:

    Антимонопольное регулирование (курсовая)
    Раздел: Материалы » Курсовые работы | 20 03 08 | Автор:Виталий | просмотров: 20325 | печать
     (голосов: 8)



    .: Интересное
  • Антимонопольная политика РФ.
  • Антимонопольное законодательство
  • Конкуренция в России.
  • Антимонопольная политика.1.
  • Монополии.

  • Проблемы монополизации хозяйственной жизни, конкуренция на товарных рынках привлекают сегодня пристальное внимание не только специалистов, но и широких слоев населения.
    С начала 90-х годов эти проблемы остро стали перед Россией: без принятия твердых и последовательных мер против монополизма нельзя надеяться на успех экономической реформы и переход к рыночной экономике. Успех экономических преобразований в немалой степени зависит от взвешенной, выверенной системы регулирования государством монопольных процессов и конкурентных отношений. В нашей стране, промышленности которой в наследство от командно-административной системы бывшего СССР достался целый комплекс гигантов-монополистов, особенно важной становится проблема демонополизации экономики и недопущения усиления роли уже действующих на рынке монополий.
    В России процесс создания государственного контроля по недопущению недобросовестной конкуренции фактически начался с нуля, так как присутствующая еще совсем недавно в управлении экономикой командно-административная система по своей сути исключала наличие свободной конкуренции в хозяйственной деятельности.
    Поэтому на данном этапе огромное значение имеет создание и усовершенствование законодательной базы по поводу регулирования монополистических процессов и конкуренции, понимание населением России необходимости экономических реформ в данной сфере.
    Проблемы монополизации хозяйственной жизни, конкуренция на товарных рынках привлекают сегодня пристальное внимание не только специалистов, но и широких слоев населения. Изучение монопольных рынков актуально для принятия экономических решений по разным вопросам.
    Развитие антимонопольного регулирования очень актуально для развития российской экономики, где степень монополизации рынка выше, чем в государствах с исторически сложившимся рыночным хозяйством. Российская экономика унаследовала от советской экономики высокий уровень концентрации производства во многих отраслях хозяйства. В России также большой рыночной властью обладают естественные монополии, функционирующие в базовых сферах экономики - электроэнергетике и транспорте. Так, «РАО ЕЭС России» контролирует 98% потребителей электроэнергии, «РАО ГАЗПРОМ» - 94 % внутреннего газового рынка, МПС - 77% грузооборота. Антимонопольное регулирование в сочетании с поддержкой отечественного предпринимательства и организацией защиты прав потребителей служат одним из существенных условий успешного социально-экономического развития России.
    Целью настоящей работы является изучение и обобщение зарубежного опыта антимонопольного регулирования, а так же возможность его применения в российских условиях, анализ основных принципов антимонопольного регулирования в России на основе сложившейся экономической ситуации и действующих нормативных актов, рассмотрение области проблем антимонопольного законодательства и возможных путей их решения; определение источников проблем антимонопольного регулирования; основных тенденций изменения антимонопольного законодательства методом анализа действующих нормативных актов с учетом особенностей российской экономики


    Зарубежный опыт антимонопольного регулирования

    Одной из наиболее развитых стран в области антимонопольного регулирования экономики является США. Государственное регулирование в этой стране осуществляется в отношении отдельной категории отраслей экономики, тех, где зачастую возникает естественная монополия. При этом они не национализируются, а действующие в них компании пользуются полной либо значительной независимостью от органов государства в вопросах построения внутренней системы организации производства, принятия инвестиционных решений.
    В основу комплекса государственных мер, составляющих антимонопольную политику США, заложено общее концептуальное представление, согласно которому наивысшее благосостояние граждан достигается в случае, когда они имеют возможность свободно обмениваться производимыми ими товарами и услугами на конкурентном рынке. Причем считается, что если все сделки по подобному обмену будут заключаться на уровне цен, устанавливаемых в результате конкурентной борьбы между поставщиками товаров и услуг, то общество в целом получит больший объем материальных благ, чем в случае, когда часть подобных сделок будут заключаться по ценам, отклоняющимся от конкурентных в сторону как завышения, так и занижения. Конкурентный рынок, таким образом, выступает универсальным регулятором общественного производства, его пропорций. При этом вопрос о том, что производить и в каком количестве, объективно решает сам потребитель, предъявляя на рынке спрос на те или иные виды товаров и услуг.
    Объектом антимонопольного регулирования являются поведение компаний и институциональная структура экономики. Последняя, согласно антимонопольным нормам должна быть «эффективной», то есть при определенном объеме находящихся в распоряжении общества ресурсов максимизировать в количественном и оптимизировать в качественном отношении производство потребляемых обществом благ. Такова, по их мнению, структура, состоящая из экономически и юридически независимых друг от друга конкурирующих между собой на рынке компаний, каждая из которых самостоятельно определяет характер создаваемой продукции и объем ее выпуска. Воздействие же антитрестовского законодательства осуществляется на состав хозяйственных единиц, их экономическое поведение и ряд форм взаимоотношений между ними.
    Важнейшие принципы антимонопольной политики сформулированы в специальном своде хозяйственного права США под названием «Антитрестовское законодательство». Оно базируется на трех основных законодательных актах:
    • Закон Шермана (1890 год).
    Этот закон составляет ядро антитрестовской политики в экономической жизни США. Вне закона объявляется «всякий контракт и всякое объединение в форме треста, либо в иной форме, а также тайное соглашение, направленное на ограничение торговли между штатами или с иностранными государствами». В этом законе также указывается, что «каждое лицо монополизировавшее, либо пытающееся монополизировать... какую- либо отрасль торговых операций между несколькими штатами или с иностранными государствами будет считаться правонарушителем». В поправке к этому закону от 1974 года нарушение его статей квалифицируется как «тяжкое преступление».
    Федеральное правительство США в соответствии с этим законом имеет право привлекать к суду фирмы и деловые предприятия, причем спектр вероятных наказаний достаточно широк: от денежных штрафов до тюремного заключения, причем после введения поправки 1974 года последняя мера получила широкое распространение. На действия провинившейся фирмы может быть наложен судебный запрет, а в исключительных случаях суд может вынести предписание о децентрализации и дроблении фирмы на ряд небольших предприятий.
    Кроме того, все частные лица, считающие, что понесли убытки в результате нарушения кем - либо Закона Шермана, имеют право возбудить дело в суде и, в случае признания претензий обоснованными - могут получить компенсацию, втрое превосходящую стоимость нанесенного им ущерба. Такие случаи стали за рубежом в последнее время вполне обычной практикой в деятельности судебных органов.
    • Закон Клейтона (1914 год) и Закон о Федеральной торговой комиссии.
    Органы Федерального правительства, контролировавшие исполнение Закона Шермана, в ряде случаев преуспели в реализации антимонопольных программ. Наиболее запомнившиеся вехи на этом пути- демонополизация и разукрупнение «Стандарт Ойл» и «Америкен Тобакко» в 1911 году. Тем не менее, в эту пору целый ряд должностных лиц высказывал сомнения во всеобъемлемости мероприятий, регламентированных Законом Шермана. Дело в том, что в этом законодательном акте ничего не говорилось о статусе монополий, возникших в результате слияний. Кроме того, многие виды деятельности, ограничивавшие конкуренцию на свободном рынке, трактовались здесь расплывчато и двусмысленно. Поэтому в 1914 году был принят Закон Клейтона, основные положения которого гласили:
     запрещались практически все формы дискриминации в ценовой политике;
     накладывались ограничения на реализацию и продажу товаров с принудительным ассортиментом;
     запрещалось слияние фирм за счет приобретения акций конкурентов, если такие действия уменьшали конкурентную борьбу;
     запрещалось совмещение должностей в советах директоров различных фирм и деловых предприятий.
    Одновременно с Законом Клейтона Конгресс США ратифицировал Закон о Федеральной торговой комиссии, который дополнял Закон Клейтона. Этот акт давал Федеральной торговой комиссии США - вновь созданному и независимому органу - полномочия определять в каждом конкретном случае факты наличия нарушений антимонопольного законодательства. Кроме того, ФТК наблюдает за рекламной практикой, защищая потребителей от лжи и обмана в этой сфере. Значение данного органа лежит, скорее, не в расширенном толковании незаконных средств и методов ведения бизнеса, а именно в создании независимого от влияния монополистических структур института, имеющего право возбуждения судебных разбирательств.
    • Закон Робинсона- Питмэна (1936 год)- запрет на ограничительную деловую практику в области торговли: «ножницы цен», ценовая дискриминация и др.
    К 1950 г. к закону Клейтона была принята поправка Селлера- Кефовера, которой уточнялось понятие незаконного слияния. Так, запрещались слияния путем скупки активов. Если законом Клейтона был поставлен заслон горизонтальным слияниям крупных фирм, то поправка Селлера - Кефовера ограничивала вертикальные слияния.
    Непосредственный объект антимонопольного регулирования – хозяйственная практика компаний, действующих в самых различных отраслях производства и сферах коммерции - столь многогранен, что не может быть полностью охвачен некими специально выработанными правилами, оформленными в виде законов. Именно этим объясняется и определенная обобщенность формулировок основных антитрестовских законов, и неоднозначность их толкования судами при разборе конкретных дел, и эволюция подходов органов антимонопольной защиты к предмету их деятельности, и смена приоритетов антимонопольного регулирования.
    Неоднозначность исхода процесса формирования структуры рынка в
    результате стратегических шагов действующих на нем компаний с точки зрения воздействия на интересы потребителя и общества в целом диктует необходимость индивидуальной оценки при разборе конкретных антимонопольных дел. Вместе с тем существует ряд общих правил (законов) обязательных для выполнения в любом случае. К их числу относится, прежде всего, перечень видов коммерческой практики, запрещенных законом т.е. так называемых нарушений per se . Доктрина нарушений per se была выдвинута в 1940г. В их число вошли, прежде всего, такие нарушения, как:
    • Горизонтальное фиксирование цен (т.е. заключение соглашения цен на рынке между действующими на нем компаниями-поставщиками.)
    • Бойкот (полное или частичное прекращение деловых отношений с аутсайдерами-поставщиками или потребителем продукции в целях навязывания своих условий ее реализации).
    • Раздел рынка между компаниями поставщиками на сферы сбыта.
    • Раздел и закрепление покупателей между компаниями-поставщиками в результате договоренности между последними.
    • Лишение конкурентов возможности действовать на данном рынке.
    Главную работу по государственному контролю за монополистической деятельностью в США проводит антитрестовский отдел Министерства юстиции, который наделен полномочиями возбуждать судебные дела против лиц, которые нарушают антитрестовское законодательство. Кроме Министерства юстиции проведение государственного контроля за соблюдением антитрестовского законодательства осуществляет Федеральная торговая комиссия. Вместе с тем следует отметить, что основная нагрузка в проведении этих мероприятий падает на федеральные суды и, в первую очередь, на Верховный суд США, который оценивает законность или недействительность тех или иных ограничительных условий в договорах или методах хозяйственной деятельности.
    Сложнейшая задача, стоящая перед государственными органами, непосредственно проводящими в жизнь антимонопольное законодательство, заключается в следующем: а каковы те экономические критерии, на основании которых устанавливается факт монополизации? Существуют вопросы, которые предстоит каждый раз решать государственным службам:
    - что считать низким (или наоборот, завышенным) уровнем цен?
    - какой процент (доля) всего отраслевого производства свидетельствует о монополистическом захвате?
    - какой уровень ограничения выпуска продукции считается искусственным дефицитом?
    Все эти проблемы показывают, насколько сложным является практическое воплощение в жизнь антитрестовского законодательства. Государство должно балансировать между опасностью разрушительного монополизма и опасностью ограничения конкуренции. Антимонопольная практика должна действительно поддерживать конкуренцию, а не ограничивать ее, предоставляя наиболее льготный режим одним группам производителей (потребителей) за счет других.
    Со временем антимонопольное право приобретает большую гибкость в каждом конкретном случае, и в него вводится использование правила разумности, которое предполагает получение судом гораздо большего объема информации, так как, в отличие от принципа per se, его использование строится не на прямых, а на косвенных уликах. Определение законности или незаконности тех или иных действий компании с позиций правила разумности ставится в зависимость от результата анализа их последствий для общества и сохранения для других фирм возможности заниматься бизнесом в данной сфере.
    Как правило, американские суды допускают возможность искусственного
    занижения цен и целесообразность использования количественных методов его выявления лишь при выполнении следующих двух условий:
     Рынок, на котором действует компания, против которой выдвигается иск по обвинению в сбивании цен, должен обладать рядом особенностей, позволяющих говорить, что он сравнительно легко подвержен инфляции.
     Данная компания должна занимать выраженные лидирующие позиции на рынке, что выражается, прежде всего, в преобладании ее доли в производстве.
    В каждом антитрестовском деле, в котором был установлен факт монополизации, имеется не только виновная, но и потерпевшая сторона, понесшая конкретный ущерб. Это ставит вопрос о его компенсации, процедура решения которого также входит в инструментарий противодействия монополизму.
    Доказательство факта нанесения ущерба осуществляется в соответствии с буквой раздела 4 Акта Клейтона и требует достоверного свидетельства, отвечающего двум критериям. Прежде всего, требуется подтвердить, что «бизнесу или собственности» потерпевшей стороны действительно нанесен ущерб, а потом доказать, что он действительно был понесен «по причине нарушения антитрестовских законов ответчиком».
    В большинстве случаев в качестве соискателя компенсации выступает конкурент ответчика. В этом случае простейшим для суда способом доказательства нанесения ущерба является сопоставление объема продаж истца до нарушения антитрестовского законодательства ответчиком и после. Но существует возможность также доказать, что истец потерпел убытки даже в том случае, если в период нарушения ответчиком антитрестовского законодательства уровень доходов истца не снижался и даже возрастал.
    Помимо самого факта ущерба, истец, чтобы получить компенсацию, должен также доказать, что этот ущерб был понесен им в результате нарушения ответчиком именно антитрестовского законодательства. То есть истец должен убедить суд в существовании причинно-следственной связи между противоречащим интересам развития конкуренции поведением ответчика и возникновением ущерба. Как правило, такая зависимость выявляется на основе тщательного анализа сложившейся конкретной ситуации и опроса многочисленных свидетелей. При этом принципиальное значение имеет доказательство того, что истец потерял, например, часть рынка сбыта именно вследствие действий ответчика, а не в результате своей более низкой конкурентоспособности.
    Наконец заключительным шагом в решении вопроса о возмещении ущерба является определение его объема. Традиционно американские суды стремятся избежать произвольного или основанного на догадках заинтересованных сторон определения ущерба от ущемления конкуренции. В то же время установление ущерба как бесспорного факта также практически невозможно, так как оно основывается на сопоставлении фактических данных с гипотетическими, например, с объемом продаж, который был бы у истца, не нарушь его конкурент-ответчик антитрестовского законодательства . Поэтому суды всегда тщательно рассматривают выкладки соискателя возмещения ущерба, учитывая выкладки противоположной стороны.
    Исполнительные органы власти ведут не только «карательную», но и профилактическую работу по предотвращению монополистических ограничений. Например, министерством юстиции издаются справочные материалы, содержащие параметры сделок по слиянию и поглощению компаний, которые попадают под действие антитрестовского законодательства. Так, интересен критерий, на основе которого делается заключение о факте установления на рынке монополистического превосходства одного или нескольких предприятий: 33%- для одного предприятия, 50%- для трех, 66,6%- для пяти.
    Антитрестовское, как впрочем, и большинство других видов
    законодательств, нацелено не только и не столько на то, чтобы покарать его нарушителей, сколько на то, чтобы предотвратить сами нарушения . По сути, оно является инструментом регулирования, нацеленного на формирование социально приемлемого распределения общественных производственных ресурсов между хозяйственными субъектами, а, следовательно, и уровня цен. Карающие же функции антитрестовского законодательства скорее используются для предотвращения отклонений от подобного состояния экономики, нежели носят характер самоцели. Этим, в частности, объясняется и относительная мягкость самих наказаний за нарушение антитрестовского законодательства, то есть в целом оно носит превентивный профилактический характер.
    В настоящее время подход к проблеме законности стратегического
    поведения той или иной компании формулируется судами США следующим образом. Для доказательства его противоправности необходимо наличие в действиях ответчика трех признаков:
     Намерения получить монопольную силу, способность влиять на хозяйственные решения других компаний, чтобы контролировать цены;
     Исключить конкуренцию;
     Предпринять действие, трактуемое в практике судопроизводства как попытка монополизации.
    Когда намерение установить монополию исходит со стороны доминирующей или одной из ведущих фирм, имеющих на данном рынке реальную возможность его осуществить, американским судопроизводством определяется «опасная вероятность успеха» монополистических устремлений. Иначе говоря, для признания компании виновной в попытке монополизации доказательство наличия у нее намерения монополизировать рынок есть необходимое, но не достаточное условие. Обязательно также надо представить свидетельство наличия «опасной вероятности успеха» действий, направленных на установление монополии.
    Основная особенность антитрестовского законодательства США заключается в принципе запрета монополий как таковых, то есть признания их незаконными изначально, в то время как западноевропейское антимонопольное законодательство строилось на принципе регулирования монополистической практики путем устранения ее отрицательных последствий. Но вскоре судебная практика в США нашла инструмент, посредством которого жесткое правило запрета всякой монополии нашло смягчение. Таким инструментом стало так называемое «правило разумности», одобренное Верховным судом США в 1911 г. Верховный суд постановил, что Закон Шермана основывается на доктринах общего права об ограничении торговли и что его следует толковать в пользу запрета только тех ограничений, которые можно классифицировать как «неразумные» согласно принципам общего права.
    Кроме этого, американские суды со временем стали использовать и другие средства регулирования конкуренции, что в целом открыло для них и возможность более гибкого подхода к регламентации монополистической практики, и широкое поле судебного усмотрения. Так, в американской правовой литературе указывается, что отрицательные последствия жесткого правила незаконности монополий как таковых могут быть устранены тремя способами: более узким толкованием этого правила, установлением исключений из него и использованием как первого этапа в более широком анализе монополистической практики в рамках применения «правила разумности».
    Однако сам режим антитрестовского регулирования время от времени претерпевает определенные изменения (смягчение или ужесточение), связанные с различными факторами, в частности со сменой экономической политики после прихода к власти определенной администрации, ослаблением или усилением государственного вмешательства в дела частного сектора. Преобладающей в настоящее время является оценка монополизма и его антипода — конкуренции, исходя из принципа эффективности экономики. Иными словами, отрицательные последствия монополизма в плане ограничения конкуренции могут перекрываться экономической эффективностью монополизации тех или иных рынков.
    Как видно, в США достаточно высокий уровень организации процесса государственного регулирования монополии, основанный на букве закона. Среди всех рассмотренных моментов государственного регулирования особое внимание привлекает то, что частные компании допускаются в регулируемые отрасли на конкурсной основе. С одной стороны это позволяет государственным органам контролировать уровень цен на соответствующие товары и услуги, с другой стороны, достигается решение ряда вопросов не связанных с экономикой напрямую, и, наконец, третий и основной аспект – достигается решение антимонопольных задач.


    Область проблем антимонопольного регулирования в России

    Пожалуй, наиболее важной проблемой антимонопольного регулирования является высокая степень административного монополизма, в первую очередь, монополизма центральных государственных органов управления.
    К элементам чрезмерного государственного монополизма в настоящее время можно отнести сохранение всё ещё весьма высокой доли государственного сектора в ведущих отраслях индустрии, замедленные темпы разгосударствления в деревне, сохранение за государством контрольного пакета акций значительной части приватизированных предприятий, сохранение возможностей для значительной части государственных предприятий получения существенной финансово-кредитной поддержки от государства вне прямой зависимости от результатов их производственной деятельности, попытки сплошного «охвата» предприятий различными формами государственного административного контроля, насильственного объединения нежизнеспособных производств с сильными предприятиями с целью поддержания на плаву фактических банкротов, промонополистическая политика государства по отношению к естественным монополиям.
    Одним из специфических обстоятельств, характерных для современного периода осуществления антимонопольной политики в России, является то, что решение задачи преодоления элементов чрезмерного государственного административного монополизма предполагает в ближайшей перспективе определённое оживление самого же этого монополизма. Так получается потому, что хотя чрезмерный административный монополизм - большое зло, но, в то же время, только благодаря усилению прямого вмешательства государства в экономику можно добиться ускоренного выхода страны из состояния глубокого кризиса и расчищения дороги для становления эффективных рыночных структур.
    В условиях перехода к рынку, точнее, при тех обстоятельствах, в которых сейчас находится экономика России, при решении вопроса о допустимости или недопустимости использования тех или иных элементов государственного административного монополизма целесообразно, не упуская, безусловно, из виду критерий ущерба для конкурентной борьбы, учитывать всё же в первую очередь критерий оздоровления экономики. То есть, решая вопрос о том, прогрессивна или не прогрессивна та или иная конкретная форма государственного административного монополизма в наших условиях, необходимо (хотя бы в ближайшие годы) руководствоваться, прежде всего, оценкой способности той или иной монополистической формы повлиять на достижение прогрессивных структурных сдвигов в экономике.
    Безусловно, трудности перехода к рынку многим предприятиям легче переносить в рамках различного рода объединений и холдингов. Но в условиях современной отечественной экономики важно не допускать таких форм, которые позволяли бы предприятиям возвращаться опять к удобному и привычному для них административному распределению ресурсов, гарантиям сбыта, размыванию экономической ответственности, гарантиям поддержки нежизнеспособных за счет сильных и передовых, которые при этом становятся донорами поневоле. Если государство пойдёт на то, чтобы насильно опять заставлять жизнеспособные предприятия кормить слабых, то вместо ожидаемого оживления экономики может быть получен прямо противоположный результат.
    Сложности встают перед антимонопольной политикой России и при решении вопроса о сдерживании или стимулировании отечественных производственных монополий. С одной стороны, безусловно, необходимо подавление безудержных стремлений предприятий-монополистов к взвинчиванию цен на свою продукцию, как одного из главных факторов усиления инфляции. С другой стороны, учитывая кризисное состояние экономики России и объективно большие возможности крупных предприятий по увеличению объёма выпуска продукции, снижению издержек, проведению научно-исследовательских работ и освоению новых видов продукции, неизбежно сочетание курса на сдерживание производственных монополий с разумной поддержкой определённой их части.
    Безусловно, формирование концернов, обеспечивающих более рациональную и эффективную организацию целой группы ведущих предприятий отрасли, объединяющих предприятия с общей сырьевой базой и технологией, активно проводящих курс на диверсификацию производства, совершенно не равнозначно многочисленным попыткам воспроизводства былых замкнутых гигантских искусственных монополий, объединявших все предприятия той или иной отрасли, независимо от интересов этих предприятий, и координировавшихся соответствующими министерствами или госкомитетами.
    Разграничение монопольных структур различного характера, т.е. выделение тех из них, которые способны оздоравливать экономику, и тех, которые тянут её назад, к временам массового экономического иждивенчества, является важной задачей современной российской антимонопольной политики.
    Особенно перспективным представляется создание концернов и финансово-промышленных групп, центрами которых являются предприятия, выпускающие конкурентоспособную наукоёмкую экспортную продукцию.
    Конечно, создание крупных организационно-хозяйственных структур несёт в себе прямую угрозу усиления тенденции к росту производственного монополизма. Но, во-первых, наличие большого количества малых раздробленных предприятий далеко не во всех случаях является гарантом наиболее развитой и эффективной конкуренции. Во-вторых, должны быть исключения из антимонопольного законодательства для тех предприятий и объединений, которые успешно отстаивают позиции страны на внешних рынках. В-третьих, речь ни в коем случае не должна идти о сплошном объединении всех предприятий в промышленно-финансовые группы или концерны. С позиции эффективной антимонопольной политики не противоречащими ей являются лишь такие промышленно-финансовые группы и концерны, которые связаны преимущественно с вертикальной интеграцией входящих в них структурных звеньев. В-четвёртых, антимонопольная политика в современных условиях России не может выступать как самоцель, и должна использоваться лишь как один из рычагов и инструментов преодоления отсталой отраслевой структуры экономики и повышения уровня её эффективности.
    Немало проблем при проведении современной антимонопольной политики в России возникает в связи с недостаточной проработанностью широкого круга законодательных материалов и других официальных нормативных актов, связанных с монополиями и монополизмом. При этом в условиях современной России большую роль при проведении антимонопольной политики играют содержание и направленность нормативно-правовых актов по многим другим вопросам, особенно по вопросам, связанным с процессами разгосударствления и приватизации, развитием малого бизнеса, организацией налоговой системы страны.
    Прежде всего, не способствует проведению антимонопольной политики слабая законодательная проработка вопроса о мерах государственной поддержки малого предпринимательства в Российской Федерации. Фактически до сих пор в законодательстве России нет достаточно развёрнутого и действенного закона о системе мер государственной поддержки малых предприятий, системе гарантий достаточно полной реализации намеченных государством мероприятий по поддержке и стимулированию развития малого бизнеса. В общем, в современных законодательных материалах не выделено даже достаточно чётко само явление «малый бизнес» и не отражено его место в обновлении экономической системы страны. До сих пор есть только один официальный документ, в котором особо выделяется понятие малых предприятий и разъясняются критерии такого выделения. Имеется в виду Постановление Совета Министров РСФСР № 406 от 18 июля 1991 г. «О мерах по поддержке и развитию малых предприятий в РСФСР».
    Что касается льгот, предоставляемых современным российским законодательством малому бизнесу, то они пока касаются лишь некоторых вопросов, связанных с выплатами налогов, прежде всего на прибыль. Очевидно, российским законодателям представлялось, что данный объём льгот является достаточным для успешного развития малого бизнеса. Между тем в других странах государства оказывают поддержку малым предприятиям в гораздо больших размерах.
    Как известно, к настоящему времени издано Постановление Совета Министров- Правительства Российской Федерации «О первоочередных мерах по развитию и государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации». В этом постановлении правительство только ещё обязывает соответствующие органы обеспечить разработку проекта закона о внесении изменений и дополнений в налоговое законодательство Российской Федерации, расширяющих льготы для малого предпринимательства при внесении налогов на прибыль и добавленную стоимость, о предоставлении льгот по налогообложению доходов коммерческих банков, обеспечивающих кредитами малые предприятия, занимающиеся производственной деятельностью. Данное постановление, как и большинство других официальных документов России, не имеет очень важного раздела - о механизме обеспечения реализации намеченных актуальных мероприятий и даже в случае его самой активной реализации, не сможет обеспечить развитие малого бизнеса в таких масштабах и с такой эффективностью, какие необходимы для формирования действенной альтернативы сложившимся производственным монополиям, господствующим пока на российском «полурынке». В данном документе фактически вообще не выделяется организация необходимой рыночной инфраструктуры для малого бизнеса.
    Не отличается достаточной последовательностью и «приватизационная часть» современного российского законодательства.
    Что касается закона о приватизации и программы приватизации, то в них нет достаточно чёткой увязки задач приватизации с проблемой оздоровления и качественного обновления структуры российской экономики. В данных документах имеются положения, которые фактически способствуют увеличению круга монополий, особенно активных лишь в реализации главного негативного эффекта монопольных форм (росте цен), и в то же время препятствуют обеспечению нормального функционирования таких структур, которые в состоянии сочетать монопольную форму с активной реализацией основного позитивного эффекта крупных производств (снижения издержек). Если говорить о возможностях усиления монополий, имеется, прежде всего, ввиду содержащееся в документах о приватизации положение, позволяющее самостоятельное акционирование структурных подразделений действующих предприятий, объединений и комплексов. Поскольку такое разрешение распространяется на любые объединения, то в числе прочих в России стали самостоятельно акционироваться и многие предприятия, входившие в объединения вертикального типа.
    Что же касается других монопольных форм, то есть таких, которые способны реализовать значительный позитивный эффект масштаба и ускорить развитие современных технологий и НИОКР, то в законе о приватизации и программе приватизации содержатся положения, способные существенно затруднить их нормальное функционирование.
    Определенные проблемы при проведении антимонопольной политики в России порождает и непосредственно современное антимонопольное законодательство. Поскольку антимонопольные акты разрабатываются в нашей стране впервые, причём, в условиях не только отсутствия надлежащего опыта и знаний у разработчиков, но и при наличии явного и сильного противодействия со стороны целого ряда инстанций и дисциплин, они пока не являются совершенными и нуждаются в доработках и уточнениях. Антимонопольные законы слабее пока антитрестовских законов США, хотя бы потому, что не содержат чётких мер, направленных против сложившихся монополий, и предполагают весьма слабые, неэффективные формы ответственности нарушителей законов. Наряду с недостаточной жестокостью наших антимонопольных законов по одним вопросам в них присутствует одновременно чрезмерная жёсткость, негибкость, по другим вопросам.
    Если говорить о естественных монополиях, то, например, до настоящего времени тарифы на услуги электроэнергетики регулируются «Положением о Государственном регулировании тарифов на электроэнергию и тепловую энергию в Российской Федерации». Анализ этого Положения показывает, что, собственно, о государственном регулировании в нём нет и речи, поскольку всё «регулирование» заключается в утверждении представляемых проектов тарифов на тепловую и электроэнергию энергетическими региональными комиссиями. Если комиссии не рассмотрели эти проекты и не ввели их официально через 20 дней с момента представления им расчетных материалов по установленным формам, то вне зависимости от причин задержки тарифы вводятся автоматически, то есть даже не пройдя процедуру согласования.
    Это Положение вместо организации государственного регулирования открывает широкие возможности для полного произвола в установлении тарифов на электроэнергию со стороны организаций, осуществляющих её производство и распределение, т.е. в первую очередь РАО «ЕЭС России» и региональных АО.
    Результатом диктата цен на тепло и электроэнергию явилось резкое возрастание доли затрат на них в себестоимости многих видов продукции промышленности.
    Не лучше обстоят дела и с другими антимонопольными документами. Так, в законе «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» нет никаких указаний о критериях и методах определения границ монопольных рынков, а антимонопольные управления на местах и (главное) сами предприятия не имеют необходимых разъяснительных документов или инструкций. В результате для антимонопольных органов сохраняется возможность неоправданно широко толковать понятие «доминирующее положение на рынке», а для многих предприятий возможность защиты от обвинений в монополизме выглядит как умышленно затруднённая.
    Не совсем удачными представляются и некоторые приведенные в законах формулировки, например, формулировка в законе о конкуренции понятия «монополистическая деятельность». Эта деятельность определяется здесь как «противоречащие настоящему закону действия... хозяйствующих субъектов..., направленные на недопущение, ограничение или устранение конкуренции и (или) причиняющие ущерб потребителям». То есть при сохранении нынешней формулировки понятия «монополистическая деятельность», под антимонопольные статьи можно, в принципе, подвести любые предприятия.
    Уточнения целесообразно было бы внести и в официальные документы о регулировании цен на продукцию предприятий-монополистов. В частности, следовало бы, очевидно, внести определённые изменения в пункт 2 «Положения о порядке регулирования цен на продукцию предприятий-монополистов», где отмечается, что это Положение распространяется на хозяйствующие субъекты, занимающие доминирующее положение на рынке определённого товара, дающие им возможность оказывать решающее влияние на конкуренцию, затруднять доступ на рынок другим хозяйствующим субъектам или иным образом ограничивать свободу их экономической деятельности. Можно сделать вывод о том, что государственное регулирование цен будет распространяться на все предприятия, занимающие доминирующее положение на соответствующих рынках, независимо от того, злоупотребляют ли они реально данным положением, или только имеют возможность для таких злоупотреблений. Именно здесь заложена база для расширительных толкований антимонопольного законодательства со стороны заинтересованных организаций и лиц. Далее в тексте Положения сказано, наконец, о том, что решение о введении государственного регулирования цен принимается Министерством экономики и финансов Российской Федерации по представлению Государственного комитета по антимонопольной политике на основе «анализа последствий злоупотреблений доминирующим положением на товарных рынках... со стороны предприятия-монополиста». Очевидно, это обстоятельство надо было бы выделить уже в названии самого данного Положения. Оставляют желать лучшего и другие пункты с указанными в них формулировками.
    Недоработки антимонопольного законодательства сочетаются с непродуманной практикой его исполнения. Особенно неудовлетворительной представляется практика преобладающего использования метода установления предельного норматива рентабельности не по отношению к фондам предприятий-монополистов, а по отношению к себестоимости их продукции. Такой метод критикуется в печати как побуждающий предприятия не к снижению цен, а к накручиванию издержек, снижению качества и расточительству, снижению инвестиционной активности предприятий. Недостаточно эффективно ведётся реализация принятой еще в 1994 году государственной антимонопольной программы. На одном из заседании Президиума Правительства РФ представителями Государственного антимонопольного комитета было отмечено, что за трёхлетний период работы Комитета в него поступило более 11 тысяч жалоб на нарушение антимонопольного законодательства. К рассмотрению было принято 2 тысячи дел, но в 1,9 тысяч случаев нарушения были устранены до передачи материалов в суд.
    При этом особо было отмечено, что на долю естественных монополий приходилось 40% от общего числа принятых к рассмотрению дел. Около 700 дел касались злоупотреблений местных органов власти, которые устанавливали незаконные барьеры на пути рыночной конкуренции и перемещения партий товаров.
    Пока уровень развития конкуренции в нашей стране явно недостаточен. Специалисты называют несколько причин этого: во-первых, приватизация не привела, как ожидалось, к появлению эффективных собственников, которые заботились бы о развитии предприятия; во-вторых, принудительная реорганизация (реструктуризация) предприятий не была использована должным образом, хотя могла бы облегчить массовое образование новых конкурентоспособных хозяйствующих субъектов; в-третьих, малый бизнес так и не получил должного развития.
    Во многих странах именно малый бизнес является естественной основой формирования конкурентной среды, полигоном для испытания венчурных технологических и экономических проектов. У него больше возможностей маневрировать капиталом, переключаясь с одного вида деятельности на другой, ниже операционные расходы, у работников выше чувство причастности к делам фирмы и заинтересованность в ее успехе. Даже в условиях повышенного риска малые предприятия охотно берутся за новации, которые они затем могут передать на тиражирование промышленным гигантам.
    Как показывает зарубежный опыт, чем выше доля малых предприятий в общем числе хозяйствующих субъектов и численности занятых, тем меньше безработица и выше конкуренция. Однако сегодня темпы роста числа этих предприятий замедлились, занимаются они в основном торговлей и посреднической деятельностью.
    Для развития малого бизнеса необходимы доступные кредиты и льготное налогообложение, создание лизинговых компаний, технопарков, бизнесинкубаторов, информационных, консалтинговых и учебно-деловых центров, а также вовлечение малых предприятий в новые сферы деятельности, международные программы сотрудничества. Пока же все это остается благим пожеланием из-за скудости госбюджета, недостатка политической воли у властей, противодействия чиновников, настроенных против рыночных реформ.


    Цели и методы антимонопольного регулирования
    в России

    В ходе реализации антимонопольных мер преследуются следующие основные цели:
    1. Обеспечение единства экономического пространства на территории Российской Федерации
    2. Обеспечение «прозрачности» процессов, связанных с созданием, слиянием и присоединением коммерческих организаций, приобретением крупных пакетов акций, основных производственных средств и нематериальных активов, а также прав, которые дают возможность определять условия деятельности предприятий, занимающих доминирующее положение на рынке.
    3. Снижение барьеров входа на товарные рынки
    4. Создание эффективных правовых механизмов, которые обеспечивают соблюдение запрета на занятие предпринимательской деятельностью представителями органов власти, в том числе через использование государственных и муниципальных унитарных предприятий как инструментов совмещения органами власти хозяйственных и властных полномочий.
    5. Активизация работы по профилактике и пресечению недобросовестной конкуренции на товарных рынках.
    Достижение поставленных целей реализуется посредством применения сложившихся в мировой практике методов, основными из которых можно выделить следующие: применение ограничительных мер, контроль за усилением экономической концентрации, запрет на недобросовестную конкуренцию, запреты на действия органов власти и управления, которые могут неблагоприятно повлиять на конкуренцию, использование государственного реестра.

    Ограничительные меры. Они применяются антимонопольным органом к хозяйствующим субъектам, которые нарушают антимонопольное законодательство. Это запреты на монополистическую деятельность и недобросовестную конкуренцию, на действия органов власти и управления, которые могут неблагоприятно сказаться на развитии конкуренции.
    Запреты на монополистическую деятельность подразделяются на запреты, направленные против соглашений, ограничивающих конкуренцию, и запреты на злоупотребление предприятиями своим доминирующим положением. Такие злоупотребления являются наиболее типичным (более 60%) нарушением антимонопольного законодательства.
    Довольно часто встречаются такие нарушения, как навязывание контрагенту невыгодных условий договора, несоблюдение порядка ценообразования, согласованные действия предприятий, направленные на ограничение конкуренции. Мониторинг более 200 цен показал, что свыше трети предприятий, занимающих доминирующее положение на рынке, завышают цены на товары и услуги.
    Закон запрещает устанавливать монопольно высокие или монопольно низкие цены, изымать товар из обращения с тем, чтобы создавать или поддерживать дефицит или повышать цену, навязывать контрагенту условия договора, невыгодные для него или не относящиеся к предмету договора, включать в договор дискриминирующие условия, которые ставят контрагента в неравное положение по сравнению с другими предприятиями, препятствовать выходу на рынок (или уходу с него) другим предприятиям, побуждать контрагента отказываться от заключения договоров с отдельными покупателями (заказчиками), несмотря на то, что есть возможность произвести или поставить нужный товар.
    Наиболее стабильно действует запрет на установление монопольных цен, хотя и здесь немало проблем. В частности, "Временные методические рекомендации по выявлению монопольных цен" от 21 апреля 1994 г. предлагают одновременно использовать концепцию ограничения прибыли и концепцию сравнения рынка. Применение первой концепции осложняется тем, что производственные затраты необходимо устанавливать с учетом того, что производственные мощности могут быть исчерпаны. Но при общем спаде производства в России это нереально. Так же нереально выяснить действительную себестоимость, прибыль и рентабельность предприятия в условиях господства бартера и "черного нала". Поэтому предпочтительной оказывается концепция сравнения рынков, в рамках которой антимонопольному ведомству не нужно проверять производственные показатели предприятия-монополиста, достаточно на основе внешних факторов выявить монопольно высокие или монопольно низкие цены.
    Сейчас в России чаще практикуются монопольно высокие цены, а в странах с развитой конкуренцией - монопольно низкие, иногда даже демпинговые. Российский монополизм проявляет свое антиконкурентное поведение преимущественно в отношениях с потребителями или поставщиками, а не с конкурентами. Но по мере развития конкуренции повышается вероятность применения монопольно низких цен: мощные многопрофильные компании благодаря перекрестному субсидированию за счет прибыльности одних секторов могут занижать цены на продукцию других и тем самым блокировать конкурентов. В этой части особенно необходимо контролировать финансово-промышленные группы.
    Среди ограничивающих конкуренцию факторов следует выделить, во-первых, соглашения, которые препятствуют доступу других предприятий на рынок; во-вторых, отказы от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями; в-третьих, соглашения по разделу рынка по территориальному признаку или ассортименту реализуемой продукции, по кругу продавцов или покупателей; в-четвертых, ценовые соглашения.
    Контроль за усилением экономической концентрации. Наряду с запретами на заключение вредных для конкуренции соглашений и на злоупотребление доминирующим положением для борьбы с ограничением конкуренции применяется контроль за экономической концентрацией. Она возникает:
    • в результате создания, реорганизации или слияния предприятий и объединений;
    • когда появляется возможность для группы организаций проводить на рынке согласованную политику. Согласно закону "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", если предприятие достигает определенного порога по объему операций, оно обязано получить согласие антимонопольного органа на свои действия (предварительный контроль) или уведомить его о них (последующий контроль).
    Предварительно контролируются, во-первых, создание, слияние и присоединение коммерческих организаций, объединений, союзов и ассоциаций, если их активы превышают 100 тыс. МРОТ; во-вторых, ликвидация и разделение (выделение) государственных и муниципальных унитарных предприятий, активы которых превышают 50 тыс. МРОТ, если это приводит к появлению предприятия, доля которого на товарном рынке превышает 35% (за исключением случаев, когда предприятие ликвидируется по решению суда).
    Кроме этого, предварительное согласие требуется, когда:
    • лицо (группа лиц) приобретает акции (доли) с правом голоса в уставном капитале хозяйственного общества, если оно (она) получает право распоряжаться более чем 20% таких акций. Это требование не распространяется на учредителей хозяйственного общества при его образовании;
    • одно предприятие (группа лиц) получает в собственность или пользование основные производственные средства либо нематериальные активы другого предприятия и балансовая стоимость имущества, составляющего предмет сделки, превышает 10% балансовой стоимости этих средств и активов предприятия, отчуждающего имущество;
    • лицо (группа лиц) приобретает права, позволяющие определять условия ведения предпринимательской деятельности предприятия или функции его исполнительного органа.
    В этих трех случаях предварительное согласие нужно, если суммарная балансовая стоимость активов лиц, участвующих в сделках, превышает 100 тыс. МРОТ, или одним из них является предприятие, внесенное в реестр хозяйствующих субъектов, доля которых на рынке определенного товара превышает 35%, или приобретателем является группа лиц, контролирующая деятельность этого предприятия.
    При создании нового хозяйствующего субъекта учредители освобождены от предварительного контроля, однако они должны уведомить антимонопольный орган о создании предприятия в 15-дневный срок после регистрации. В случае, если создание новой фирмы ведет к ограничению конкуренции, МАП может потребовать от учредителей восстановить первоначальные условия. Если же они опасаются антиконкурентных последствий своих действий, то могут обратиться в МАП до регистрации и получить соответствующее заключение.
    Новое для российского антимонопольного законодательства понятие «группа лиц» конкретизирует взаимоотношения между материнской и дочерней компаниями, то есть при проведении государственного контроля за сделками антимонопольный орган рассматривает не только стороны, непосредственно участвующие в сделке, но и те организации, которые контролируют приобретателя или сами подконтрольны ему.
    Российское антимонопольное законодательство не разрешает действия или сделки, в результате которых возможно установление или расширение рыночной власти коммерческой организации, если негативные антиконкурентные последствия не компенсируются повышением ее конкурентоспособности на внутреннем и международном рынках. Поэтому контроль не мешает интеграции российских предприятий для конкуренции с зарубежными фирмами.
    В целом контрольная деятельность антимонопольного ведомства пока недостаточно эффективна. Оно не привлекает отраслевые министерства к проведению конкурентной политики в отраслях, не имеет следственных полномочий (в отличие, например, от японской Комиссии по добросовестной торговле), ему трудно получать требуемые сведения. Соглашение между ГАК и Госналогслужбой об обмене информацией и содействии друг другу практически не выполняется. Суды не применяют статью Уголовного кодекса, в соответствии с которой виновный в установлении монопольных ограничений конкуренции может быть лишен свободы на срок от 2 до 7 лет. Статья не работает еще и потому, что предприниматели не готовы подавать жалобы и взаимодействовать с правоохранительными органами, а антимонопольное ведомство не проявляет активности в подаче исков о таких нарушениях.
    Запрет на недобросовестную конкуренцию. Под ней понимаются действия, направленные на приобретение преимуществ, которые противоречат законодательству, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и которые причинили (могут причинить) убытки конкурентам или нанесли ущерб их деловой репутации. Речь идет о распространении ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки либо нанести ущерб, введении потребителей в заблуждение относительно характера, способа, места изготовления, потребительских свойств и качества товара, а также о некорректном сравнении собственного товара с аналогичной продукцией конкурентов. К недобросовестной конкуренции также относится получение, использование, разглашение научно-технической, производственной, торговой информации или коммерческой тайны без согласия владельца.
    Растет интерес предпринимателей к защите деловой репутации предприятия и правовой охране товарных знаков от их незаконного использования. Так, швейцарская фармацевтическая компания «Мерк, Шарп и Доум Идеа» обратилась в Государственный антимонопольный комитет с заявлением о том, что ее оригинальный препарат в качестве дженерика производит словенская фирма «КРКА» и распространяет в России под своей торговой маркой. При этом в рекламе она не сообщает о его побочных эффектах и противопоказаниях, что вводит в заблуждение потребителей, создает угрозу их здоровью и наносит ущерб финансовым интересам компании «Мерк». Компании «КРКА» было предписано прекратить нарушение антимонопольного законодательства.
    Запреты на действия органов власти и управления, которые могут неблагоприятно повлиять на конкуренцию. Развитие рыночных отношений предполагает устранение прямого вмешательства государственных органов власти в деятельность предприятий. Законом запрещено принимать нормативные акты и совершать действия, которые ограничивают самостоятельность предприятий, создают дискриминирующие или благоприятные условия для одних в ущерб другим и тем самым ограничивают конкуренцию, ущемляют интересы предприятий или граждан.
    Однако власти субъектов Федерации и органы местного самоуправления допускают многочисленные нарушения, в частности необоснованно предоставляют льготы, ограничивают создание предприятий, вводят запреты на их деятельность, продажу или покупку товаров, указывают на приоритетность некоторых договоров, произвольно устанавливают размеры регистрационного сбора, препятствуют выходу на рынок товаров и услуг «иногородних» предприятий и т.п.
    Например, Ассоциация пользователей услуг транспорта обратилась в ГАК с заявлением о нарушении закона «О конкуренции» со стороны МПС, которое обязало собственников грузовых вагонов, не относящихся к парку МПС, приобретать новые узлы для ремонта вагонов за счет собственных средств, несмотря на единые правила планового ремонта подвижного состава для всех предприятий и организаций независимо от отраслевой принадлежности и форм собственности. Это решение МПС, создавшее дискриминирующие условия для предприятий, имевших собственный вагонный парк, было отменено.
    Подобные действия органов власти имеют экономическую подоплеку, желание угодить «своим» предприятиям или тем, кто обещает финансовую поддержку на выборах. Между тем законодательство запрещает должностным лицам государственной власти и управления, во-первых, заниматься предпринимательской деятельностью, иметь в собственности предприятия; во-вторых, самостоятельно или через представителей голосовать посредством принадлежащих им акций (вкладов, паев, долей) на общих собраниях акционеров; в-третьих, совмещать функции органов исполнительной власти и местного самоуправления с функциями хозяйствующих субъектов, а также наделять их функциями и правами этих органов.
    Кроме того, не разрешается создавать министерства, госкомитеты и т.п. для монополизации производства или реализации товаров, а также наделять уже существующие органы полномочиями, способными ограничить конкуренцию. Поэтому решения исполнительной власти и местного самоуправления по вопросам создания, реорганизации и ликвидации предприятий или предоставления льгот должны согласовываться с антимонопольным ведомством.
    Реестр как инструмент антимонопольного контроля. По результатам анализа состояния товарного рынка и доли предприятий на нем (более или менее 35%) они включаются либо исключаются из государственного реестра. Делает это МАП, если речь идет о российском рынке в целом, или его территориальные управления в случае региональных рынков. Реестр составляется для того, чтобы иметь информационную базу о крупнейших субъектах рынка и контролировать соблюдение ими антимонопольного законодательства.
    В реестр обязательно попадают предприятия, являющиеся единственными производителями в России отдельных видов продукции. В него включены, например, Брянский машиностроительный завод (вагоны изотермические), "Калугапутьмаш" (машины рельсосварочные, краны укладочные), Новосибирский металлургический завод (листовая инструментальная холоднокатаная сталь), Магнитогорский металлургический комбинат (штрипсы сортовые качественные), "Уфанефтехим" (каучуки этиленпропиленовые), "Волжское химволокно" (нити полиуретановые текстильные) и др.
    Количество включенных в реестр предприятий зависит от границ товарного рынка, на котором определяется их доля. Чем детальнее рассматривается номенклатура продукции, тем больше предприятий может быть включено в реестр. Антимонопольные органы выявляют предприятия, имеющие значительную долю лишь в производстве наиболее важной для экономики, структурообразующей и социально значимой продукции.
    Но внесение предприятия в реестр еще не говорит о том, что оно является монополистом и к нему следует применить ограничительные меры - скажем, по ценам, ибо само наличие крупных предприятий не означает, что они злоупотребляют своим доминирующим положением. Более того, их монополистическая деятельность невозможна, если на рынке ограничен платежеспособный спрос или ресурсы для развития производства. Монопольное поведение предприятия и меры по пресечению злоупотреблений доминирующим положением строго регламентированы статьями 5-8 закона "О конкуренции", причем расширительное применение термина "монополист" не допускается.
    Все товарные рынки можно, с оговорками, разделить на три типа:
    с развитой конкуренцией - рынки основных видов продовольствия, зерна, растительного масла, а также рынки транспортного, строительного и машиностроительного комплексов;
    олигополистические с небольшим числом производителей - рынки отдельных товаров длительного пользования (автомобили, компьютеры, бытовая техника). Они особенно трудно поддаются демонополизации, потому что при формальном отсутствии доминирования какого-либо из производителей создаются благоприятные возможности для монополистического сговора, который юридически доказать довольно сложно;
    монополизированные, в том числе рынки естественных монополий.
    Структура товарных рынков, характер и уровень монополизации экономики меняются в результате приватизации, либерализации цен, открытия внутреннего рынка для международной конкуренции, банкротства и санации убыточных предприятий, регулирования естественных монополий.
    В России к естественным монополиям относят, прежде всего, РАО «ЕЭС России», «Газпром» и Министерство путей сообщения. Их судьба вызывает острые дискуссии. Меры, намеченные Указом Президента РФ «Об основных положениях структурной реформы в сферах естественных монополий» от 28 апреля 1997 г. № 426, воспринимаются неоднозначно.
    Хотя структурная реформа в этой сфере направлена на повышение экономической эффективности естественных монополий, рациональное использование их производственного потенциала, формирование конкурентных (рыночных) отношений, противники демонополизации считают, что реализация намеченных планов потребует затрат, которые превысят будущий эффект. Тем не менее, реформирование естественных монополий - одна из главных задач реструктуризации российской экономики.
    Применение методов антимонопольного регулирования не может осуществляться без соответствующей законодательной базы. В настоящее время антимонопольное законодательство включает в себя следующие нормативно-правовые акты:
    - закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» от 22 марта 1991 г.,
    - закон «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации» от 3 июля 1991 г.,
    - закон «О поставках продукции для федеральных государственных нужд» от 13 декабря 1994 г.,
    - закон «О финансово-промышленных группах» от 30 ноября 1995 г.,
    - закон «О естественных монополиях» от 17 августа 1995 г.,
    - закон «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 г.,
    - закон «О некоммерческих организациях» от 12 января 1996 г.,
    - закон «О рекламе» от 18 июля 1996 г.,
    - закон «О мерах по защите экономических интересов Российской Федерации при осуществлении внешней торговли» от 14 апреля 1998 г.
    - нормативно-правовые акты Президента РФ и правительства.
    Основным нормативным актом, регулирующим антимонопольную деятельность в России является Закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятель¬ности на товарных рынках». Этот закон устанавливает, что:
    1) запрещаются действия фирмы, зани¬мающей доминирующее положение на рынке, если их результатом оказывается существенное ограничение конкуренции и ущемление интересов других участников рынка, в том числе отдельных граждан;
    2) запрещаются монопольные сговоры о ценах, изъятие товаров с рынка для под¬держания дефицита, раздел рынка, попыт¬ки ограничения доступа на рынок конкурирующих фирм;
    3) подлежат наказанию фирмы, зани¬мающиеся недобросовестной конкуренци¬ей, в частности: распространяющие лож¬ные сведения о товарах и фирмах своих конкурентов, чтобы отпугнуть от них покупателей; обманывающие покупателей относительно реальных свойств и качества своего товара; незаслуженно принижаю¬щие в своей рекламе качество товаров своих конкурентов; незаконно использую¬щие для своих товаров чужие названия и товарные знаки, а также копирующие форму, упаковку и внешнее оформление товаров своих конкурентов; похищающие у своих конкурентов их коммерческие секреты, а также техническую, производст¬венную и торговую информацию;
    4) контроль за деятельностью монопо¬листов осуществляет Государственный комитет по антимонопольной политике (Антимонопольный комитет);
    5) при нарушении требований законодательства Антимонопольный комитет вправе расторгнуть любой хозяй¬ственный договор, потребовать от моно¬полиста возместить причиненные его действиями убытки, а также наложить на виновную фирму штраф в размере до 1 млн. руб.
    Законом установлено понятие «доминирующее положение», то есть исключительное положение хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов на рынке определенного товара, не имеющего заменителя, либо взаимозаменяемых товаров, дающее ему возможность оказывать решающее влияние на конкуренцию, затруднять доступ на рынок другим хозяйствующим субъектам или иным образом ограничивать свободу их экономической деятельности. Доминирующим может быть признано положение такой фирмы, доля которой на рынке составляет 65% и более. Установлен перечень акций, которые трактуются как злоупотребление доминирующим положением. К ним отнесены изъятие товаров из обращения в целях создания дефицита, навязывание условий, невыгодных контрагенту или не относящихся к предмету договора, создание препятствий к доступу на рынок конкурентов, нарушение установленного порядка ценообразования. В качестве соглашений хозяйствующих субъектов, ограничивающих конкуренцию, признаются сговоры о ценах на товары и услуги, о ценах на аукционах и торгах, о разделе рынка, об ограничении доступа к рынку .
    Законом установлен государственный контроль за созданием, слиянием, присоединением, преобразованием, ликвидацией хозяйствующих субъектов, а также за соблюдением антимонопольного законодательства при приобретении акций, паев, долей участия в уставном капитале предприятия, принудительном разделении хозяйствующих субъектов. Предусмотрена ответственность предприятий и должностных лиц за нарушение антимонопольного законодательства. Этот закон действует и в настоящее время.
    В 1995 г. отечественные фирмы получили право возбуждения дел по об¬винению в демпинге с целью вытеснения конкурен¬тов с российского рынка. Это явилось результатом постепенно совер¬шенствующегося в нашей стране набора методов борьбы с монополизмом.
    Вести работу в этом направлении антимонополь¬ным органам России придется еще долго, пока они найдут наиболее действенные именно для нашей стра¬ны способы поддержки конкуренции и ограничения монополистических проявлений. Ведь первые попыт¬ки регулирования деятельности монополий, предпри¬нятые в нашей стране в 1992—1993 гг., особого успеха не принесли. Стало ясно, что особая структура рос¬сийского хозяйства, о которой мы говорили выше, снижает действенность методов, вполне успешно рабо¬тающих в странах с развитыми экономическими сис¬темами рыночного типа.
    Вот почему весной 1994 г. правительство утверди¬ло совершенно новую модель антимонопольной по¬литики, предложенную в «Государственной программе демонополизации экономики и развития конкуренции на рынках Российской Федерации». Отныне в России доминирующие на рынке фирмы могут быть отнесе¬ны к одной из трех категорий:
    1) естественные монополии;
    2) разрешенные монополии;
    3) временные монополии.

      Скачать полную версию - antimonopolnoe-regulirovanie-kursovaja.zip [48.32 Kb] (cкачиваний: 38)



    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.


    Неофициальный сайт "Санкт-Петербургский институт машиностроения"
    Связь с администрацией
    Карта сайта
    Все права защищены 2007-2008 ©